Tools


Контакты
Close contact layer

Уважаемые посетители! По всем интересующим вас вопросам, касающимся деятельности компании "Сименс" в Российской Федерации, пожалуйста, обращайтесь за информацией:

Цифровое производство

Интеллектуальная инфраструктура

Нефтегаз и энергетика

Комплексные решения

Часы работы центрального офиса:
Понедельник – пятница
8:00 - 20:00

Часы работы почтовой службы:
Понедельник – пятница
10:00 - 17:00


Быстрая навигация

Быстрая навигация
Close site explorer


Ведомости (http://www.vedomosti.ru/library/news/18558411/borba-s-korrupciej-prioritet-nomer-odin-dzho-kezer-prezident?full#cut), 11  Ноября  2013

Интервью Джо Кэзера: Борьба с коррупцией - приоритет номер один

Немецкий концерн Siemens работает в России уже 160 лет — в 1853 г. в Санкт-Петербурге было основано бюро «Сименс и Гальке». Компания построила Императорскую телеграфную сеть, которая соединила Санкт-Петербург, Москву, Киев, Ковно (Каунас) и другие города. Так началась история немецкого концерна в России. Теперь у Siemens есть несколько СП с крупнейшими российскими предпринимателями. С группой «Синара» Александра Пумпянского концерн строит локомотивы и поезда «Ласточка» в Свердловской области. С «Силовыми машинами» Алексея Мордашова начала строительство завода по производству газовых турбин под Санкт-Петербургом. С «Русскими машинами» Олега Дерипаски концерн планирует создать СП по строительству вагонов метро в Подмосковье. У концерна собственный трансформаторный завод в Воронеже, который поставляет оборудование крупнейшим российским энергокомпаниям. Siemens сотрудничает и с крупнейшими нефтегазовыми компаниями — «Роснефтью», «Лукойлом», «Новатэком» — и планирует расширять это сотрудничество. Первый российский высокоскоростной поезд «Сапсан», соединивший Москву и Петербург, был построен Siemens.

Джо Кэзер возглавил концерн в августе, в разгар борьбы с последствиями мировых кризисов. Кэзер обещает вернуть Siemens былую славу. По его словам, «невозможно быть везде и сразу». Один из приоритетов компании — «концентрация усилий на производстве энергии на ископаемом топливе — газовые турбины, угольные электростанции, на паровых электростанциях и ветряной энергетике», рассказывает Кэзер. Еще одно ключевое направление для Siemens — железнодорожное строительство. И здесь Россия — один из приоритетов для немецкого концерна.

— Siemens не сможет достичь целевых показателей — это вы говорили весь прошлый год, еще будучи в статусе финансового директора компании. Сейчас, когда вы возглавили концерн, в чем будет заключаться ваш антикризисный план?

— В первую очередь мы очень сильная компания с хорошими финансовыми показателями. По итогам 2013 финансового года за вычетом всех налогов наша прибыль составила 4,2 млрд евро, и это вовсе не плохие показатели. Однако у компании есть значительный потенциал стать еще более прибыльной, и именно к этому мы намерены стремиться в течение следующих нескольких лет.

— В интервью журналу Der Spiegel вы говорили, что компания сосредоточится на наиболее конкурентных для себя секторах. Уже понятно, что вы отказываетесь от атомной энергетики. От чего еще?

— Если взглянуть на наш портфель продукции, у Siemens много сильных сторон. Мы очень сильны в области производства энергии на ископаемом топливе, мы — лидеры в сегменте высокоэффективных газовых турбин, занимаем прочные позиции в области визуализации в здравоохранении — здесь у нашей компании есть эффективные технологии и доступ к рынку. Мы — ведущий поставщик оборудования в области автоматизации производства.И это далеко не все. Если посмотреть на Siemens в целом, то едва ли найдется в нашем сегменте еще одна такая компания, которая предлагает продукты и решения по всей энергетической цепочке — от производства энергии, ее передачи и распределения до ее эффективного потребления в промышленности, автоматизации и безопасности зданий, транспорта и здравоохранения. В этом я вижу наш огромный потенциал, и, даже если сейчас у нас есть не очень прибыльные направления бизнеса, они имеют хорошие перспективы развития.Действительно, компания должна распределять свои ресурсы наиболее эффективно — невозможно быть везде и сразу. И нам необходимо расставлять приоритеты. Один из них — концентрация усилий на производстве энергии на ископаемом топливе — газовые турбины, угольные электростанции, на паровых электростанциях и ветряной энергетике. И в какой-то момент нам необходимо было принять решение относительно атомной энергетики. Очевидно, что, после того как правительство Германии решило выйти из программ по атомной энергетике, нам тоже пришлось об этом задуматься. Я убежден — если компания не может предложить какое-то решение в стране, где у нее расположена штаб-квартира, ей очень сложно доказывать в другом регионе, что это решение хорошее. Это вопрос репутации. Поскольку Германия не участвует в атомной энергетике, Siemens очень сложно убедить остальных, что это надежные технологии, но мы не используем их в нашей стране. Это то же самое, как если бы вы продавали машины марки Mercedes, а сами ездили на BMW. Все видят, что вы водите BMW, но пытаетесь продать Mercedes. Это похожий пример. Иногда при определении приоритетов нужно учитывать и эти вопросы.

— Siemens и многие в Европе, по сути, возвращаются к энергии традиционной — газ, уголь, уходят от развития альтернативной энергетики, закрывают в том числе и солнечные станции. Это долгосрочный тренд или это некая объективная мгновенная реакция на ситуацию на этом рынке?

— Необходимо выработать гибкий подход к использованию источников энергии в разных регионах и в различное время. Например, солнечная энергетика прекрасно подходит для Испании, Италии, Туниса и других южных стран, а в Германии использовать солнечную энергию так же бессмысленно, как выращивать ананасы на Аляске. Или зачем России использовать солнечную энергетику, когда у нее так много запасов природного газа, который является очень чистым источником энергии?

Миллиарды в Россию

— На недавней встрече с президентом Владимиром Путиным вы говорили, что Siemens не намерен ограничиваться 1 млрд евро инвестиций, которые уже вложены в российские активы. Сколько еще вы намерены инвестировать и куда?

— Я бы сказал так: столько, сколько потребуется, чтобы использовать все возможности, которые нам предлагает рынок. Мы ведь тесно связаны с Россией: Siemens работает здесь уже много лет — с 1853 г. Мы на 70% выполнили свою первую инвестиционную программу в 1 млрд евро, так что осталось еще 30%. После этого мы будем исходить из ситуации, поскольку здесь существует много возможностей для развития энергетики, инфраструктуры, индустрии, здравоохранения, транспорта. И мы готовы принимать участие во всех проектах, которые могут способствовать расширению нашего бизнеса здесь.

— Встречались ли вы в России с российскими партнерами компании? Обсуждали развитие текущих проектов?

— Это мой второй визит в Россию за последнее время. И президент Владимир Путин — первый глава государства, с которым я встретился в должности председателя правления Siemens. Это был очень продуктивный разговор, и я благодарен ему за возможность встретиться и еще раз подтвердить наши обоюдные намерения развивать долгосрочное партнерство. На встрече с президентом присутствовали также министр Алексей Улюкаев и президент «Роснефти» Игорь Сечин.Также в рамках Консультативного совета по иностранным инвестициям в России мы обсудили с премьер-министром Дмитрием Медведевым актуальные вопросы иностранных инвесторов, и во время этого второго визита я встретился с Владимиром Якуниным, президентом РЖД, и Вагитом Алекперовым, президентом «Лукойла». Также у нас прошли переговоры с Николаем Токаревым, главой «Транснефти», в Мюнхене. Мы обсудили текущие проекты и новые возможности для развития наших компаний. Так что, как видите, мы ведем активный диалог.

— А результатом этих встреч могут быть новые проекты и новые партнерства в России за исключением тех, которые уже есть?

— Развитие стратегических партнерств — важное направление нашей работы. Соответствующие соглашения у нас заключены практически со всеми крупнейшими российскими компаниями: РЖД, «Транснефтью», «Лукойлом», «Российскими сетями», «Газпромом», «Новатэком» и др. Мы успешно развиваем проекты в области железнодорожной промышленности, но можем делать здесь еще больше. Мы участвуем в проекте по организации высокоскоростного движения между Москвой и Санкт-Петербургом и готовы включиться в другие проекты, такие, например, как высокоскоростной железнодорожный маршрут Москва — Казань или модернизация БАМа и Транссиба. Все вопросы должны решаться быстро

— То есть вы хотели бы принять участие в проектах? Например, в строительстве ВСМ Москва — Казань?

— Если наши заказчики поручат нам эти проекты, мы готовы осуществить их. У компании есть значительные ресурсы для реализации целого ряда проектов одновременно — как в области транспорта, так и в энергетике.Развитие высокоскоростных железнодорожных магистралей (ВСМ) — одно из ключевых направлений транспортной стратегии России. Siemens всегда говорил, что заинтересован в таких проектах. Тем более что у нас есть соответствующий опыт, которым мы можем поделиться. Речь идет не только о подвижном составе, но и о решениях для инфраструктуры.Siemens и целый ряд других промышленных и финансовых компаний заинтересованы принять участие в планируемом проекте строительства ВСМ в России в качестве стратегических партнеров. Здесь можно выстроить весьма эффективное сотрудничество для внедрения технологий и инноваций, способных помочь успешно решить те задачи, которые Россия ставит перед собой, развивая ВСМ.Проект ВСМ будет иметь для России огромное значение — в плане быстрого и удобного преодоления дальних расстояний, укрепления связей между ключевыми регионами страны, улучшения делового климата и стимулирования экономического, в том числе промышленного, развития этих регионов.В целом здесь открываются очень хорошие возможности для объединения усилий немецкой и российской экономик в новом значимом проекте технологического партнерства России и Германии.Наша компания готова взять на себя всю техническую часть проекта — электрификацию и электроснабжение, системы управления, подвижной состав, связь, организовать сервисное обслуживание подвижного состава, включая оснащение депо, и инфраструктурных систем.

— Siemens участвовал в создании высокоскоростных магистралей в Германии и других странах. В России эти проекты обсуждаются уже очень давно. Может быть, у вас есть какой-то совет профессионала — как правильно и как лучше всего развивать такие проекты?

— Что касается высокоскоростных магистралей, «Сапсан», соединяющий Москву и Санкт-Петербург, во многом является одним из самых успешных проектов в области высокоскоростного железнодорожного сообщения. Причем не только в России, но и, я думаю, во всем мире. И если кто-то хочет увидеть, как на деле работает это почти идеальное российско-германское партнерство, ему стоит проехать на «Сапсане», а также обратить внимание на эффективную модель сервисного обслуживания поезда.

— «Сапсан» все-таки значительно отличается от аналогичных проектов в Европе, и ему не хватает где-то скорости, где-то — уровня обслуживания. Вот на ваш взгляд, что в таких проектах является главным?

— Ключевой момент заключается в том, что все партнеры должны быть вовлечены в совместную работу на самой ранней стадии.Важно также, чтобы все вопросы, связанные с сервисом, решались очень быстро. Здесь всегда необходимо быть на несколько шагов впереди, так как у нас очень жесткий график и высокие требования к готовности подвижного состава к эксплуатации. Мы можем очень точно отслеживать, как эксплуатируется поезд на конкретном участке пути, и, исходя из этого, уже определяем, какое обслуживание необходимо произвести в нужное время. Именно поэтому, как правило, мы можем обеспечить достаточно продолжительный срок службы поездов и высокий уровень их надежности.Еще один фактор, который напрямую связан с успешной реализацией таких проектов, — это высокопрофессиональный проектный менеджмент. С этой точки зрения важно объединить успешный многолетний опыт немецких компаний в области реализации проектов ВСМ по всему миру с опытом РЖД по строительству и эксплуатации железных дорог в России и за рубежом.Значимый фактор — совместная подготовка высококвалифицированного персонала для строительства и технического обслуживания ВСМ в России. Реализация проекта ВСМ во многом будет связана с трансфером технологий ВСМ, в том числе путем локализации производства.

— Ранее представители вашей компании заявляли, что для локализации высокоскоростных «Сапсанов» в России объем заказов на них должен быть не меньше 20 поездов — это так? Какие еще нужны условия, чтобы вы согласились локализовать производство этих поездов?

— Siemens действительно заявлял о возможности локализации производства «Сапсанов». Это возможно при определенном количестве поездов, которые должны производиться за год. В настоящее время заказ РЖД — 16 поездов. Siemens уже имеет положительный опыт локализации грузовых локомотивов и скоростных поездов на территории России. В мае этого года на «Уральских локомотивах» (совместное предприятие Siemens и группы «Синара») началось производство поездов «Ласточка». Кроме того, мы готовы обеспечить проведение на территории России необходимых НИОКР по темам ВСМ.

Мы здесь надолго

— Соответственно, вы рассчитываете на рост заказов в России. Сколько сейчас составляет портфель российских клиентов в общем объеме продаж компании, какова цель?

— Siemens в России демонстрирует устойчивый рост. По итогам 2013 финансового года оборот Siemens в России, Белоруссии и Центральной Азии превысил 2,4 млрд евро, а портфель новых заказов составил около 2,4 млрд евро.Большинство заказов идет по линии транспортных департаментов, например поезда, но также значительную часть составляют и проекты в секторе энергетики — производства и передачи энергии. У нас сильные позиции и в области здравоохранения: Siemens — один из лидирующих поставщиков продуктов и решений для медицинской визуализации на российский рынок. Портфель новых заказов глобальной компании увеличился примерно на 10% и составил 82,4 млрд евро в 2013 финансовом году.

— Многие ваши клиенты — российские естественные монополии. Сейчас правительство обсуждает возможность замораживания тарифов для них. И естественно, это в первую очередь скажется на их инвестпрограммах. И часть проектов они просто заморозят. Может быть, вы уже столкнулись с тем, что от каких-то заказов вам компании отказываются, такие как РЖД и ФСК?

— Я полагаю, что в конечном счете заказчики, будь то государственные или частные компании, сами принимают решения и расставляют приоритеты, как распорядиться своими средствами. Как показывает наш опыт работы во всем мире, экономика, нацеленная на рост, развитие и процветание, должна инвестировать в инфраструктуру. Если не будет инфраструктуры, не будет индустриализации, следовательно, не будет положительного развития экономики.Поэтому я верю, что для любой экономики сначала в качестве приоритета стоит задача создания и развития инфраструктуры, а за этим следуют индустриализация, рост потребительской активности, увеличение налоговой базы, что в конечном счете приводит к росту экономики и процветанию общества. Именно поэтому мы считаем, что для развивающейся экономики в первую очередь необходимо обеспечить эффективность энергетической системы, инфраструктуры и транспортного сообщения. И когда я встречался с президентом Путиным, он упомянул о необходимости определения основных приоритетов для своей страны и сказал, что он будет поддерживать развитие необходимой инфраструктуры.

— То есть я правильно понимаю — это означает, вы надеетесь, что все-таки компании не будут экономить именно на ваших проектах? Потому что РЖД в своей программе говорила, что она будет сокращать закупки локомотивов — а именно локомотивы она собирается покупать у вас, — а ФСК будет вкладывать меньше в строительство, соответственно, меньше трансформаторов купит. Как вы рассчитываете все это сохранить?

— Мы здесь надолго, и, если в краткосрочной перспективе будет взят курс на экономию, мы будем ориентироваться на рыночную ситуацию и потребности наших клиентов: продолжать строить производства, локализовывать нашу продукцию — локомотивы, поезда, газовые турбины.

Выход из Евросоюза разрушителен для Германии

— Ваши новые встречи с Сечиным и Алекперовым — это знак того, что в России вы запустите некое новое направление кроме железнодорожного и электроэнергетики? Что-то связанное с нефтедобычей?

— У нас уже есть обширный опыт работы в нефтегазовой отрасли. Если взглянуть на эту сферу, то вы увидите, что необходимы значительные мощности, чтобы подавать под давлением воду под землю и добывать нефть. У нас есть необходимые решения для расширения сети магистральных трубопроводов и повышения эффективности их работы. Здесь есть много областей, где Siemens может быть полезен своим заказчикам.

— В этом году у Siemens появились новые партнеры в России. Например, «Русские машины». Вы встречались лично с партнером? Какое впечатление они на вас произвели?

— Да, в этом году мы объявили о нашем партнерстве с «Русскими машинами» и о намерении объединить усилия для участия в тендере Московского метрополитена на поставку вагонов метро. В связи с этим мы планируем создать совместное предприятие в Московской области. Мы уже представили макет нашего нового вагона российскому бизнес-сообществу и москвичам. Он разработан на базе платформы «Инспиро» с учетом особых требований Московского метрополитена.

— Год назад The Wall Street Journal писала, что Христианско-демократический союз Германии обсуждал законопроект, ограничивающий выплаты бонусов топ-менеджерам. Вы поддерживаете такую инициативу?

— На самом деле бонусные выплаты в Siemens уже ограничены. Если цели не достигнуты, часть бонуса может быть вообще не выплачена.

— В недавних выборах в бундестаг участвовала новая партия — партия евроскептиков «Альтернатива для Германии», которая требовала вернуть национальную валюту. Для такой крупной компании, как Siemens, единый евро — это хорошо?

— Для немецкой экономики Европейский союз и евро очень выгодны. ЕС является вторым по величине внутренним рынком после США и жизненно важным для таких экспортирующих стран, как Германия. На долю ЕС приходится, по грубым подсчетам, 60% экспорта Германии. Евро очень сильно сократил риски в Европе, связанные с курсом валют, что также снизило расходы компаний. Без евро конкурентоспособность Германии очень сильно бы снизилась, а выход из ЕС был бы разрушительным для ее экономики.

Александра Терентьева


Контакты:



Дополнительные материалы:


Подписаться на новости сайта www.siemens.ru

Нажимая кнопку ОК, вы соглашаетесь с Правилами использования сайта и Политикой конфиденциальности


«Сименс» в Твиттере:

Дополнительные материалы:

Close share layer

Share this page

Социальные закладки

Сообщества

Новости

Блоги и микроблоги